Как создать национальную медицинскую организацию

12.10.2012 00:00 0 Просмотров: 918
Для развития системы здравоохранения в России необходимо создание в ее структуре системы корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей - Национальной медицинской организации.

Это возможно при условии наличия политического решения и модели организации включающей: систему имущества, финансирования и выборов. Вместе с тем, настоящее время общество мало информировано о принципах деятельности и структуре таких организаций. В статье авторами рассматриваются способы создания такой организации

Национальная медицинская организация (НМО) – это профессиональная организация, членами которой являются только врачи, т.е. лица, получившие высшее медицинское образование, квалификацию «врач», и давшие клятву использовать полученные знания во благо здоровья людей. Членами-корреспондентами НМО могут быть физические лица с высшим образованием по смежным медицинским специальностям: биохимики, физиологи, медицинские кибернетики, медицинские психологи и другие парамедики, а также фельдшера.

Медицинские сестры, провизоры и фармацевты имеют свои профессиональные организации и взаимодействуют с НМО, как партнеры через свои профессиональные организации.

Бухгалтера, водители, санитарки, уборщицы и другой вспомогательный персонал, работающий в медицинских организациях различной формы собственности, объединяются иными профессиональными организациями и через них могут вступать во взаимодействие как с НМО, так и с организациями, объединяющими медицинские организации различной формы собственности.

Правом голосования в НМО обладают только врачи – члены организации. Члены-корреспонденты участвуют в деятельности организации только с правом совещательного голоса. Перечень специальностей, по которым предоставляется статус члена-корреспондента, устанавливают члены НМО, т.е. врачи. Принципиальное отличие НМО от других профессиональных медицинских организаций в том, что она является системой корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей, а, следовательно, составной частью национальной системы здравоохранения. НМО представляет мнение врачей России как внутри страны, так и за рубежом. И может осуществлять свою деятельность по общему или специальному закону.

Если нет каких-либо особых целей для организации собрания врачей у его организаторов, то само по себе врачебное собрание не может являться способом создания НМО и, следовательно, системы корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей. Непонимание того, что формальное создание организации не приводит к созданию системы, это «грабли», на которые так «успешно» наступают последние 20 лет. Однако, как показывает жизнь, «не страшны дурные вести, мы в ответ бежим на месте, в выигрыше даже начинающий…» Это печально, но у этой печали, увы, есть свои причины, не устранив которые создать НМО невозможно.

Наука логики утверждает: если посылка неверна, а метод правильный, результат будет неправильный; если посылка верна, а метод неправильный – результат тоже будет неправильный. В данном случае и посылка неверна, и метод неправильный, потому что собрание врачей в создании НМО – это не начальный, а конечный, завершающий этап в формировании системы врачебного самоуправления и саморегулирования. В противном случае, собрание останется собранием, врачи – врачами, и никакой новой самостоятельно функционирующей системы в лице корпорации врачей в структуре системы здравоохранения создано не будет, а учрежденная таким собранием организация будет нежизнеспособной.

Если все же стоит задача сформировать в структуре национальной системы здравоохранения систему корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей, то начинать это делать нужно с создания условий для ее существования в уже действующей системе здравоохранения, иначе эта система отторгнет само начинание в силу своего устройства и в целях самосохранения. Создать эти преобразования возможно только на основе понимания того, как функционирует система здравоохранения при наличии в ней системы корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей и, конечно, с согласия самой системы, то есть руководителей органов управления здравоохранения, что возможно только при их заинтересованности в этом, либо при директивном проведении соответствующих изменений в самой системе, осуществимых с самого «сверху», т.е. на языке администрирования, понятном участникам системы.

В системе здравоохранения, действующей в РФ, единственным управляющим регулятором является государство, а способ регулирования – это администрирование, т.е. приказ. Система профессионального регулирования как система законодательством не предусмотрена. Если и есть в законе упоминания о профессиональном регулировании, то они не реализуемы потому, что государство не определилось с тем, что должна собой представлять система врачебного самоуправления и саморегулирования. Система, в которой регулятором является администратор, принципиально отличается от систем, где регуляторами являются те, кого до этого она регулировала. И тут возникает серьезный вопрос: а готов ли новый регулятор, российский врач, к выполнению возлагаемых на него функций, и есть ли ему чем отвечать за их выполнение. Такая готовность возможна только на основе глубоких опыта и знаний у самого регулятора такого предмета, как корпоративное управление и регулирование профессиональной деятельности врачей. Нужны ясные представления о системе ответственности регулятора, системе финансирования его деятельности, системе принятия решений и способе его формирования. И это далеко не полный перечень задач, которые должны быть решены.

Вопрос государственной важности – функция и структура системы корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей! Непонимание, посредством чего и как саморегулируется профессиональная деятельность врачей, может привести к тому, что структура создаваемой организации будет формироваться десятилетиями, методом проб и ошибок. Но даже при наличии таких знаний, требуется понимание, как их реализовать в действующей системе права и что нужно в ней изменить, чтобы созданная система могла полноценно функционировать.

Но и это еще не все. Помимо желаний нужны знания о том, как в структуре действующей системы здравоохранения создать условия, при которых возникает потребность и необходимость в формировании системы самоуправления и саморегулирования, поскольку если таких условий создано не будет, даже при наличии опыта и знаний и всего прочего их применение будет невозможно, т.к. не будет востребовано.

Что необходимо для создания таких условий – отдельный вопрос, который хорошо знают специалисты. Однако их знания будут нужны только в том случае, если государство пожелает выступить заказчиком новой системы. В противном случае опыт и знания специалистов в сфере корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей будут не востребованы и никому не нужны, даже тем, кто, казалось бы, в них больше все заинтересован, а именно: правительство, врачи, общество, экономика, оборона, демография и каждый человек в отдельности.

Можно критиковать недостатки действующей системы здравоохранения; вместе с тем, следует признать, что система административного регулирования в ней выстроена не слабо. Беда в том, что эта система взять была вынуждена на себя функции, которые хорошо, т.е. с пользой для дела, она в принципе выполнять не может по своей приказной природе устройства, но тем не менее вынуждена выполнять, т.к. система врачебного самоуправления и регулирования профессиональной деятельности врачей, которая теоретически должна их осуществлять, не создана. Действующая система управления унаследовала от советской системы здравоохранения системную ошибку, которая появилась при переносе системы как она есть в рыночную экономику, правовое идеологическое поле отличное от советского. Двадцатилетние мытарства отечественного здравоохранения связаны с тем, что в его системе врач не субъект права. Какие бы средства не направлялись в такую систему, она все равно будет разрушаться изнутри. Стать врачу субъектом права без создания НМО невозможно, поскольку именно НМО несет имущественную ответственность и за результаты профессиональной деятельности врачей и за здоровье населения, разделяя эту ответственность с самим человеком, работодателем и государством.

Если в советский период за здоровье человека отвечало государство, то в новых гражданско-правовых отношениях, прежде всего, сам человек. Имея право на здоровье, он должен получить от государства механизм реализации этого права, именно с этой целью и существует система здравоохранения. Реализовать свое право человек может в первую очередь только через другого человека, обладающего знаниями о здоровье и болезнях, т.е. врача. Но если в системе здравоохранения врач не имеет прав, то он не имеет и обязанностей. Это вынуждает пациента действовать в обход действующей системы, что в свою очередь делает ее не эффективной.

Сегодня многие функции регулирования, которые должны выполнять врачи, выполняет административная система, Минздрав может быть и рад был бы их передать, да некому, с одной стороны. А с другой, профессиональное сообщество само не обладая знаниями в области врачебного самоуправления, не может создать вменяемого регулятора. Не может их создать и Минздрав, т.е. это не его компетенция. Сделать это могут только специалисты, и пока это понимание не возобладает, все обречены на проведение «советских» собраний врачей по приказу сверху без какого либо результата.

А теперь главное – такую систему невозможно создать без того, что называется «корпоративная культура». Надо честно признаться, что в нашей стране «корпоративная культура» не сформирована. Есть взаимовыручка, но это понятие с совсем иным содержанием. Где взять, или правильнее, как привить корпоративную культуру? Ответ прост – только через взаимоотношения с ее носителями. Это, прежде всего национальные медицинские организации других стран и Всемирная медицинская ассоциация их объединяющая. Если кто-то наивно полагает, что без этой врачебной культуры можно создать врачебную корпорацию, то он ошибается. Именно на основе понимания этого факта, была проделана огромная работа, чтобы Россия стала членом Всемирной медицинской ассоциации. Этим надо дорожить, потому что до этого момента любые попытки наладить какие-либо отношения с национальными медицинскими организациями – членами ВМА заканчивались ответом: «сначала станьте членом ВМА, т.е. воспримите культуру ВМА, ее правила, традиции, принципы, и потом мы будем сотрудничать с Вами». Именно поэтому так настойчивы просьбы Минздраву поддержать инициативу проведения Совета и Генеральной Ассамблеи Всемирной медицинской ассоциации в России.

Не менее большая ошибка, если кто-то полагает, что тему создания системы корпоративного самоуправления и саморегулирования можно рассказать «в двух словах» или понять, прочитав несколько статей или книг. Она сложна и как любая медицинская специальность требует и знаний и опыта. Обычная просьба высоких начальников коротко «в двух словах» рассказать им что такое «линейная алгебра» заканчивается в лучшем случае ничем и пустой тратой времени и денег. Т.е. знание предмета (а корпоративное управление и регулирование профессиональной деятельности врачей – это медицинская дисциплина, не менее сложная, чем все другие) является основой для ее создания и воспитания, и без соответствующих знаний систему не создать и корпоративную культуру не сформировать, если не предоставить им возможность формироваться самопроизвольно в ближайшие 100 лет.

Особое внимание хотелось обратить на следующее: создаваемая система не должна разрушать уже действующую систему здравоохранения, которая управляет и регулирует профессиональную деятельность врачей, и формироваться на свободном правовом и управленческом пространстве, активно взаимодействуя с административной системой. При этом только по мере своего становления и готовности некоторые функции регулирования, которые действующая административная система была вынуждена брать на себя, можно передавать во вновь создаваемую систему, притом что действующая система должна расширять и приобретать новые функции как в сфере администрирования, так и в сфере надзора за вновь создаваемым регулятором.

К большому сожалению, далеко не все различают понятия «самоуправление» и «саморегулирование», наивно полагая, что это одно и то же. Несовершенство системы самоуправления приведет к дефекту процесса саморегулирования и сама идея создания новой формы регулирования и управления может быть дискредитирована уже на начальном этапе. Очень важно понимание, почему так важно наличие этих систем в структуре национальной системы здравоохранения. Хотелось бы обратить внимание, что именно в структуре системы здравоохранения, а не независимо от нее, как ошибочно многие полагают. Иными словами, профессиональная независимость врачей необходима, но только в форме профессиональной автономии, а не в виде независимой системы, на что ясно указывает Мадридская декларация Всемирной медицинской ассоциации. Эта необходимость продиктована двумя основными факторами: самоуправление и саморегулирование обеспечивают самоорганизацию и саморазвитие. Т.е. иными словами, без них эти два процесса запущены в структуре системы здравоохранения быть не могут и, как следствие, система здравоохранения вынуждена сама себя организовывать и развивать, что затратно и не эффективно. Без этих процессов система здравоохранения всегда будет ущербной в развитии и неконкурентоспособной по сравнению с системами, в которых врачи умеют самоуправляться и регулировать свою деятельность. Такая система начнет саморазрушаться, что приведет к бессмысленности вложения в нее финансовых средств. Классность врачей, способных к самоуправлению и саморегулированию, всегда будет выше, чем врачей, осуществляющих свою профессиональную деятельность на условиях аутсорсинга по приказу, а их ментальность и представления о выполняемой ими миссии кардинально отличается от ментальности наемного работника. Любой профсоюз рабов всегда будет формой еще большего их угнетения, и вот результат: наши врачи и помыслить не могут о профессиональной свободе, а их основная просьба «увеличить пайку». Это безжалостная эксплуатация нравственного долга и призвания опасна, так как неизбежно приведет к «синдрому выгорания» врачей.

В странах, где эти системы не созданы, государство вынуждено делать эту работу по управлению медицинской деятельности за врачей, освобождая тем самым их ответственность за здоровье человека. Это, как показывает практика, малопродуктивно, ведет к утрате кадрового потенциала, к потере врачебной этики и культуры и низкому уровню здравоохранения. Существование врачебной культуры и этики невозможно вне корпорации, чем выше развиты корпоративные отношения, тем на более высоком уровне в них присутствует культура и этика, профессиональная подготовка и заинтересованность врачей в высоком уровне здоровья населения. Причем не только профессиональная, но и материальная, т.к. чем меньше заболеваемость, тем выше тарифы на медицинские услуги и тем ниже трудозатраты врача. Деньги идут больным – это формула не для врачей. Другой хорошо известный нам механизм формирования культуры – это жесткая государственная идеология, однако он вряд ли воспроизводим в новых реалиях.

В отсутствии системы корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей невозможно разделение ответственности за состояние здоровья человека в стране между пациентами, работодателями, врачами и государством; их отсутствие априори делает систему здравоохранения слабой, а это порождает проблемы в демографии, обороне и экономике. При этом врач и врачебное сообщество в целом, отстраненные от общегосударственных интересов в сфере здравоохранения, малоэффективны как для государства, так и для граждан.

Создать систему корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей возможно при наличии необходимых и достаточных условий. Необходимым условием является политическое решение на уровне главы государства о создании системы в структуре здравоохранения, сопровождающееся созданием условий в самой системе. Этого политического решения пытались добиться РМА и РМО в течение почти 20 лет, одни через «протест» объединяя протестный электорат врачей. Другие через предложения сотрудничества с Минздравом. Надо признать, что эти методы не дали желаемого результата. К сожалению, это нормальная реакция отторжения трансплантата для действующей административной системы. Но даже если это политическое решение будет получено, начинать его осуществление следует никак не с общего собрания врачей, а с формирования достаточных условий, без наличия которых задача создания системы решена, в принципе, быть не может. Прежде всего, с создания функциональной модели системы врачебного самоуправления и саморегулирования. Повторюсь, выбор модели – это задача государственной важности, и здесь ошибки быть не может, иначе застрянем еще на 100 лет. На все вопросы должны быть даны математически точные формулировки, и только специалистами:

1. Цель создания организации

2. Миссия

3. Главная задача, основные задачи

4. Функции, структура

5. Принципы организации

6. Виды членства

7. Единый устав или нет

8. Форма: «общество», «ассоциация» или «палата»

9. Через какие структуры будет осуществляться управление, а через какие – регулирование

10. Готовность действующего законодательства к реализации этих условий, и т.д.

И это только касательно модели, и далеко не все.

Например, вопрос членства: это членство физических лиц или юридических лиц; это членство обязательное или добровольное; это членство в рамках одного устава или разных уставов. А от решения вопросов о членстве зависит решение вопроса и принципах, и, что не менее важно, вопроса об экономике и порядке финансирования, имуществе организации, и так в отношении каждого пункта. При этом решение вопросов в рамках каждого достаточного условия имеет свою строгую логическую и правовую последовательность, которую нужно понимать и соблюдать.

Вопрос о добровольности или обязательности членства врачей в НМО в разных странах решается по-разному. Так, палата – это форма, при которой членство врачей в национальной медицинской организации обязательное условие допуска к медицинской практике. Эта форма определяется только государственным законом. Пример – Германия, но в Финляндии членство добровольное, и 97% врачей – члены Финской медицинской ассоциации. При этом заметьте, что созданные врачебные палаты – всегда только часть НМО. Наш опыт создания врачебной палаты в Тверской области совместно с германскими коллегами в 2002 году показал, что далеко не все врачи хотят, чтобы их деятельность была подконтрольна врачебной корпорации. Многие доктора приспособились к тем условиям, в которых они работают. Их вполне устраивает, что оплата их работы осуществляется не только официально, и каких-либо дополнительных обязанностей они брать на себя не спешат, а, следовательно, и поддерживать создание НМО, которой им придется подчиниться, не станут. Не станут это делать и большинство руководителей медицинских учреждений, поскольку их функции в случае создания НМО претерпят существенные изменения. Это касается и чиновников в органах управления, а это уже называется «здоровая оппозиция со своими интересами», и с этим придется считаться. Подавляющее число врачей, работающих в органах управления здравоохранением, не заинтересовано в создании нового регулятора и не хочет расставаться со своими функциями, и у них нет даже тени сомнений в том, что этот новый регулятор сделает их работу гораздо хуже, чем они сами. И, кстати, будут правы т.к. менталитет врачебного сообщества сегодня не готов себя сам регулировать, а главное понимать, чем отвечать за это регулирование. Знаменитая работа Кессенду: «Проблема рабства в Древней Греции» рабам дали свободу, и все остались на своих местах, там, где жили и трудились. То обстоятельство, что наличие в системе здравоохранения только административного регулятора приводит к её деградации и деградации врачебного сообщества, большинство чиновников особо не беспокоит. Это и понятно, т.к. это не их компетенция и не их сфера ответственности за систему в целом, они не отвечают и за состояние врачебного сообщества.

Что, по нашему мнению, из себя должна представлять такая структура, как Медицинская Палата, и что регулировать. Эта организация должна объединять юридических лиц, то есть по организационно-правовой форме должна быть ассоциацией общественных организаций, в которую вошли бы через своих представителей такие организации, как национальная организация врачей, организации медицинских сестер, провизоров, фармацевтов и т.д., организация, представляющая врачей, работающих в государственных медицинских учреждениях, ассоциация самих врачей частных медицинских организаций, ассоциация частных медицинских организаций, ассоциация страховых компаний, занимающихся медицинским страхованием, ассоциация фармпроизводителей, ассоциация дистрибьюторов лекарственных средств, ассоциация производителей дезинфицирующих средств, ассоциация производителей медицинской техники и оборудования, ассоциация по IT-технологиям в здравоохранении, ассоциация медицинских издателей, ассоциация пациентов и т.д., то есть организации по направлениям в системе здравоохранения.

Главной функцией Палаты должна стать помощь Министерству здравоохранения в развитии самой системы здравоохранения в целом; создание системы взаимодействия между представителями этих направлений и государства. Самое главное, что ее структура вполне позволила бы реализовывать эту функцию по всем задачам в сфере охраны здоровья граждан, и материально такая организация была бы самостоятельной и независимой за счет взносов ее участников, т.к. они в ней кровно заинтересованы.

Анализ этих и многих других факторов позволил сделать заключение, что корпоративную систему управления и регулирования профессиональной деятельности врачей нужно создавать на добровольной основе, в свободном правовом поле, не разрушая действующей системы здравоохранения. Эту новую систему надо «выращивать» и «вскармливать» и только по мере ее готовности, передавать ей какие либо полномочия из сферы административного управления.

Далеко не все административные органы будут отторгать чужеродную им систему. Органы надзора будут приветствовать ее создание, поскольку это будет способствовать существенному расширению их функций, так как большинство медицинских организаций в РФ государственной формы собственности, то органы надзора в сфере здравоохранения, по сути, выполняют роль контролирующих органов. Их надзорные функции получат активное развитие только при формировании системы корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей и, как следствие, создание системы их (аккредитации) лицензирования.

Система формирования имущества – следующее достаточное условие, которое должно быть создано. Не будем останавливаться на том, что ряд национальных медицинских организаций имеют огромные офисы и профицитные бюджеты. Они прошли путь более чем в 100 – 200 лет. Вопрос в том, как нам, не проходя их путь, решить этот вопрос сейчас в течение 2-3 лет. Вопрос пополнения бюджета организации – это не только вопрос оплаты труда большого количества персонала, содержание зданий, в которых находятся центральный и региональные офисы, или средства на реализацию своих функций. Это еще и вопрос имущественной ответственности организации за принимаемые решения. Если есть, чем отвечать, можно претендовать на права, а если нет – то и прав нет. Провести собрание не сложно, на что содержать выбранные этим собранием органы управления и финансировать деятельность организации, и как запустить этот механизм в действие – это знают только специалисты. Но если этот вопрос не решить, заранее его не просчитать, организация не сможет функционировать и выполнять возложенные на нее обязанности, а уровень врачебных разочарований уже находится ниже «ватерлинии».

Говоря о формировании имущества, нужно хорошо понимать, что без «пропуска» в действующую систему здравоохранения, находясь в изоляции от нее, врачебная корпорация имущественной базы сформировать не сможет. Этот «пропуск» действующая система выпишет только при условии принятия структурно-функциональной организации НМО. Если это не произойдет, любые объединения врачей останутся по своему статусу клубами, пусть даже по профессиональным интересам. Административная система будет их «подкармливать», однако конкурировать с аналогичными организациями, созданными в структурах врачебных корпораций экономически развитых стран, эти клубы не смогут. Рано или поздно это будет осознано, но чем позже это произойдет, тем сложнее будет проблема медицинских кадров и тем затратнее станет ее решение и в ресурсах и во времени.

Следующее достаточное условие – это система выборов. Именно она определяет выбор врача, так что без нее никак. Важно понимать, что система выборов – это система, работающая в режиме online, постоянно действующая система, и тот, кто это не понимает, не понимает сути процесса самоуправления и саморегулирования, его преимуществ перед администрированием. Без знания того, как организована эта система, невозможно провести даже общее собрание врачей в медицинском учреждении, не говоря уже о создании НМО и работе всех ее выборных органов. Нередко можно услышать мнение, что президента надо выбирать лет на 5: пока он войдет в систему, пока расставит свои кадры, пока начнет управлять. Тяжелая это болезнь – советский менталитет. Осознать, что корпорацией управляет не президент, а система, которую создают ее члены для многих, оказывается, невозможно. В крупнейших НМО всегда действуют три президента: президент элект, президент и паст президент. И это не случайно. Во-первых, каждый президент ведет свою программу, и НМО реализует три президентские программы сразу. Во-вторых, представительские функции столь важны, что выполнять их одному человеку на большой территории страны просто тяжело. И, в-третьих, президентам не надо входить в курс дела, на эти позиции всегда выбираются врачи, прошедшие хорошую политическую школу в корпорации и блестяще знающие все проблемы. При этом выбор их кандидатур всегда основан на тех политических способах решения имеющихся проблем, которые предлагают они корпорации. И способы эти базируются на представлении мнения врачей по этим проблемам в сферах, где они могут быть решены. Основой врачебного самоуправления является свободный и добровольный выбор врача, за который он и врачебное сообщество, членом которого он является, несут материальную ответственность. Без этого выбора решения просто не будут исполняться и работа корпорации остановится. Иными словами, без системы выборов невозможно создать корпорацию врачей, поскольку то, что будет создано, будет нефункционально, а значит – неинтересно государству, врачам и населению. Функция определяет структуру, а система выборов определяет функцию.

Есть еще два достаточных условия, без которых создание системы корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельностью врачей невозможно. Это создание системы льгот и привилегий для членов врачебной корпорации и создание единого информационного пространства для членов корпорации. Как уже отмечалось ранее, есть определенная логистика в построении корпорации. Так, от выбора модели зависит структура системы выборов и система формирования имущества. При различных моделях структура этих систем может существенно различаться между собой, что безусловно будет влиять на систему формирования бюджета организации. Система льгот и привилегий как и система единого информационного пространства, так же зависят от выбора модели организации и конечно должны быть синергичны системам выборов и формирования имущества. Как функционируют эти системы в тех или иных моделях НМО и насколько они «комфортны» или «некомфортны» для врачей специалистам хорошо известно. Они знают и то, насколько финансово затратно, политически, организационно и технически трудно, а часто и не возможно совершенствовать системы формирования имущества, выборов, льгот и привилегий, единого информационного пространства в ранее выбранной модели без ее изменения. Смена модели это не только психологическая ломка устоявшегося стереотипа, но и затраты иногда превышающие доходы НМО. Итак, необходимое условие – политическое решение; достаточные условия – модель и системы: формирования имущества, выборов, льгот и привилегий, единого информационного пространства, вот те вопросы, на которые нужно получить ответы, прежде чем приступить к созданию НМО.

Только после того, как будет понимание, как создать эти достаточные условия в действующей системе, можно будет начать класть на бумагу устав организации. Уставы тоже бывают разные: для «зонтичных» организаций – это один тип устава конституционный, для организации с персональным членством – кодексный. Непонимание различий в функционировании этих разных типов уставов может существенно сказаться как на развитии самой организации, так и на ее экономическом благополучии. Некоторые руководители, которые привыкли исходить из имеющихся у них представлений о том или ином предмете и не задумывается над тем, что имеющихся представлений может быть недостаточно для принятия правильного решения. Это всегда опасно, особенно в таком деле как управление, в результате него огромное сообщество врачей большой страны может оказаться заложником чьих-то неверных решений и обреченным на заторможенное развитие. Далеко ходить не надо, достаточно оглянуться на собственную историю и ее результаты. Опасность оказаться пленником некомпетентности, к сожалению, в нашей стране очень велика и очень реальна. Единственно спасение – это доверие к специалистам, но именно их у нас почему-то не очень любят, а причина одна доминирование личных интересов над общественными.

Приняв во внимание все вышеназванные обстоятельства, следует вернуться к вопросу о принятии политического решения. Такое решение может быть принято при понимании, посредством каких действий будут созданы достаточные условия, а для этого нужны знания. Получается, что без наличия этих знаний политического решения принять нельзя. И как бы не были популярны лидеры, проталкивающие идею саморегулирования в медицинской деятельности, реализовать они её не смогут в отсутствии этих знаний, как и не смогут получить политического решения. Россия уже потеряла 20 лет в этом вопросе, но может потерять еще больше, пройдя точку невозврата.

Не скрою, как создать все эти технологии и как они «лежат» на бумаге, для нас вопрос вчерашний. И если появится заказчик в лице государства, то и вполне реализуемый. Но до тех пор, пока он не будет решен в политической плоскости, создание организации лишено смысла, и все усилия обречены на отрицательный результат.

Какое остается главное препятствие на пути к достижению положительного результата при наличии политического решения и понимания, как создать достаточные условия для создания системы корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей.? Это менталитет! И здесь проблемы делится на три составляющие:

1-Иллюзия, что создать систему корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей – легко, и не требует знаний и опыта, а главное культуры о необходимости, которой многие даже не подозревают. 2-Руководители органов управления здравоохранения никогда ни в теории, ни на практике не работали с этой системой.

3-Врачи в подавляющем большинстве об этой системе понятия не имеют, не говоря уже об опыте и знаниях, в отсутствии которых они вряд ли смогут выполнять функцию регулятора.

Эти недуги лечатся только одним способом, с которого и надо начинать подготовку к созданию такой системы – образованием, причем системным образованием с привлечением мирового опыта, а это программа и мероприятия, и не на один год, но и не 5-10 лет. Систему можно создать за 2-3 года и запустить в действие. При этом при наличии политического решения, правильно выбранной стратегии и тактике, финансовых средств из бюджета на ее создание не требуется. Система изначально должна быть независима и, следовательно, способна финансировать сама себя. Если же кто-то просит денег на ее создание, то он либо не понимает, как функционирует система, либо его интерес лежит в другой сфере. И еще, результаты создаваемая система должна давать сразу, что называется «с колес» и это главный признак верности принятых решений.

Да, специалистов немного. Но есть интернет-технологии и с их помощью при должной организации проблема может быть решена в течении нескольких лет, а не десятилетий. Нельзя такие сложные и жизненно важные вопросы как создание врачебной корпорации выносить на неподготовленную аудиторию. Вместе с тем, сам процесс подготовки этой аудитории, если он хорошо организован на системном уровне, имеет намного большее значение в подготовке проведения общего собрания врачей, чем само собрание.

Теперь, может быть, о самом важном. Система корпоративных отношений строится не на праве, не на разделении сфер влияния и т.п. Она строится на мировоззрении как системе духовно-нравственных ценностей, положенных в основу врачебного дела, миссии врача и миссии врачебной корпорации, выраженных в принципах организации. Она строится на понимании бесценности каждой человеческой жизни и бессмертии человеческой души, на глубоком осознании своего призвания и ответственности за полученные знания перед каждым человеком, обществом, государством, на защите интересов и социальной значимости этого призвания, как в своей стране, так и в мире, на глубине морали и масштабности врачебного мышления, его гуманности и общечеловечности. Мы очень оскудели за эти двадцать лет в своем сознании и в своем мышлении. Эта духовная бедность – причина того, что мы оказываемся не в состоянии объединиться вокруг высоких ценностей смысла человеческой жизни и занять свое место в мировой истории. Мы «работаем локтями» и даже не замечаем, какое впечатление производим на коллег и пациентов. Посмотрите, как проходят врачебные съезды, по сути, это обычные научно-практические конференции: ни одного вопроса по медицинской этике, отношений врача к врачу, врача к пациенту, прав пациентов, управления интеллектуальной собственностью, истории и теории медицины, и наконец, глобальных задач и проблем медицины и здравоохранения в государстве и мире. Таких проблем не мало, но мы как-то сняли с себя ответственность за их решение, как и за здоровье человека в стране, мы лечим, но это ведь очень обедненное отношение к призванию врача. Культура, как и мировоззрение – это основа корпорации. Нет культуры, нет и корпорации. Если смотреть «сверху вниз», то право начинается там, где заканчивается культура и мораль. Мы уперлись в право, в законы и стали нищими в культурном отношении, а без нее нам корпорацию не создать, поскольку цель ее создания – человек, пациент, население страны, население мира, сам мир, а осознание этого требует высокого культурологического развития личности врача.

Созданием системы корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей в нашей стране занимались несколько структур, которые реально представлены тремя организациями: «Российская медицинская ассоциация», «Российское медицинское общество», «Медицинская палата». Каждая из них внесла свой вклад, и было бы справедливо, если эти организации выступили учредителями национальной медицинской организации России. Эта почетная миссия – дань уважения 20-летнему труду людей, которые нашли в себе силы следовать своим убеждениям, жертвуя многим.

Создать систему корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей невозможно без активного и заинтересованного участия Минздрава России. Собственно он – главный заказчик этой системы, поскольку именно он должен принимать решения о передаче тех или иных полномочий от себя в ее ведение.

Есть еще одно обстоятельство, которое нельзя не учитывать. Мы в мире не одни, и за тем, что происходит в нашей стране наблюдает немало «глаз», наблюдают и делают выводы. Россия – член Всемирной медицинской ассоциации. Этика требует, чтобы любое событие, связанное с врачами, тем более создание НМО, проходило с участием представителей странчленов ВМА. Это важно и потому, что нам вместе работать. Это проявление нашей врачебной культуры и «врачебной внешней политики». Так делают все НМО. Это учтивость и дань уважения. Это демонстрация нашего отношения к зарубежным коллегам, их опыту, знаниям и достижениям. И это, прежде всего, уважение к самим себе.

Сегодня Министерство здравоохранения возглавил ученый и врач, пользующийся огромным авторитетом и доверием врачебного сообщества и в России и за рубежом. Будем надеяться, что министру удастся получить политическое добро на создание системы врачебного самоуправления и саморегулирования в нашей стране и выступить заказчиком ее создания. Однако, от того, насколько правильно и в нужной последовательности будут созданы достаточные условия для создания национальной медицинской организации, будет определяться то, сможем ли мы реализовать эту возможность или нет. Может быть, хоть на этот раз столько лет повторяющаяся история с «джентльменами удачи»: «Ребята вы откуда?, трудовые резервы, а Динамо бежит – все бегут» уйдет в историю, и на ее смену придут умные решения и нормальное полноценное развитие.

В одном из своих выступлений В.В. Путин сказал, что условием экономического развития страны является передача полномочий из сферы административного управления в сферу правового и профессионального регулирования, заметьте, «условием развития». Нет условий, нет и развития. Поэтому, если хотим решить проблему, надо создавать условия. И начинать это делать надо без правового нигилизма – «приказов», а на основе свободного выбора врачей, потому что врачебная корпорация создается, прежде всего, в интересах врача, его миссии и призвания. Если врач не видит своего интереса в корпорации, она не сможет существовать. А интерес в том, что бы врач сам принимал решение и сам нес ответственность за них. Врачам России можно и нужно доверять и они оправдают это доверие. Не они виноваты в том, что учились и работали в системе, которая не давала им самостоятельно развиваться и управлять профессией и обязанность государства в лице его руководителей исправить эту ошибку, создав условия для развития морального и профессионального потенциала врача в интересах страны и на благо людей.

Выборы – очень важный механизм, обеспечивающий жизнедеятельность общества и потому требующий постоянного совершенствования на всех уровнях. Без выборов невозможно сформировать функцию. Допустим, общество врачей формально выбрало президента, в результате президент начинает действовать от себя лично и не всегда в интересах общества. В действительности деятельность президента врачебного общества вся направлена на изучение мнения врачей и его представления как в органах государственной власти на всех уровнях, так и в других инстанциях и организациях, включая международные организации. Выбирая президента, врачи выбирают свой представительный орган. Если не будет выбора кандидатов на этот пост, то мнения врачей представлять будет некому и , значит, этот функционал будет потерян для врачей, а вместе с ним и одна из важнейших функций корпорации.

Авторы: Л.А.Михайлов, В.Н.Ярыгин, В.К.Леонтьев, Н.Ф.Измеров

Источник: Журнал "Главный врач: хозяйство и право", №5, 2012 г.

     

Лента новостей

В блогах

В блоге пока нет сообщений

Публикации

Главные события прошедшей недели, 6-12 января 2014 года

С Нового года клиники не смогут рассказать о своих услугах ни в СМИ, ни даже на собственных сайтах. А еще есть вероятность того, что реформу Скорой помощи отложат. Что до Омской области – она в списке регионов с высоким риском недостижения целевых показателей программы развития здравоохранения  по сердечно-сосудистым заболеваниям.

Сайт медицинского учреждения. Создание

В статье предоставлена информация о требованиях, предъявляемых к сайту бюджетного учреждения здравоохранения, расходах на его создание и размещение.

Реклама