Реформа здравоохранения в Великобритании направлена на создание конкуренции


Против реформы системы здравоохранения, которую задумало британское правительство, выступили не только оппозиционные политики, но и врачи. По мнению противников реформы, перемены приведут к постепенной приватизации системы здравоохранения, от чего пострадает масса простых британцев.

В Британии, в отличие от многих других развитых стран, медицина не страховая, а государственная — бюджет министерства здравоохранения (который покрывает лишь Англию) составляет 160 млрд долларов в год (с учетом автономных регионов общая цифра составляет 200 млрд). В целом на медицину в стране приходится 17% госрасходов — то есть чуть меньше, чем на пенсии (19%), но больше, чем на социальную помощь (15%), и заметно больше, чем на образование (12%) или оборону (6%). При этом по качеству медицинского обслуживания Британия часто уступает своим европейским соседям — Франции, Германии или Нидерландам. Авторы реформы полагают, что в рамках NHS слишком много денег тратится на администрацию и бюрократию, из-за чего недостаточно средств доходит до непосредственного лечения пациентов. Именно поэтому нынешнее правительство сделало реформу NHS одним из своих приоритетов.
Неповоротливость NHS в сочетании с ее дороговизной и привели к появлению проекта реформы, предложенной нынешним правительством консерваторов и либерал-демократов.
Одной из целей реформы является увеличение роли частного сектора в здравоохранении. С одной стороны, это не что-то новое для Британии. Даже при лейбористском правительстве частные медицинские клиники получали контракты от NHS, особенно для проведения плановых операций, таких как замена коленного сустава, например. Однако по состоянию на 2011 год лишь 3,5% финансируемых NHS операций проводится частными клиниками. В других сферах, к примеру в психиатрии, роль частного сектора, получающего контракты от государственной системы, чуть более заметна. Сегодня около 5% всех расходов NHS уходит на оплату услуг частного сектора.
Реформа планирует увеличить эту долю расходов — через ужесточение конкуренции в медицинском секторе, которое даст общую экономию.
Многие врачи сомневаются, что целые подразделения государственных больниц, например скорой помощи, дерматологии, педиатрии (и даже целые больницы), смогут конкурировать с частными клиниками. Сильнее всего будут проигрывать государственные больницы, расположенные в Лондоне и других крупных городах, где на небольшой территории сосредоточено множество клиник — и государственных, и частных.Именно это произошло во многих городах в Испании: там значительная часть медицинских услуг за последнее десятилетие перешла в частные клиники, которые смогли быть эффективнее государственных. «Введение конкуренции означает, что любой может создать клинику и оттягивать у государственных клиник непроблемных пациентов. Результатом будет анархия. Это очень наивное предположение, что все сферы жизни можно открыть рыночной конкуренции», — написала в своей колонке в газете Guardian колумнистка Полли Тойнби.
Сторонники реформы возражают: конкуренция, говорят они, ведет к улучшению лечения. «Опыт больших городов в Соединенных Штатах показывает: наличие конкуренции приводит к тому, что больницы становятся более эффективными и предоставляют более качественные медицинские услуги. Хотя конкуренция может вытолкнуть с рынка неэффективных врачей или больницы, что политически проблемно, это повысит качество медобслуживания. Здоровье пациентов от этого улучшится».
Поздно поворачивать обратно

Прежде всего, впечатляют расходы на здравоохранение. До таких цифр России далеко, у нас в приоритете переоснащение армии:(. Тандем так решил!

Всякие увещевания о необходимости эффективного расходования бюджетных средств, не подкрепленные внешними мотиваторами, превращаются в пустой звук, плюс непрерывно растет доля административно-управленческого аппарата, администрирующего бюджетные расходы. Вывести из состояния благодушной беспечности и держать в тонусе может только конкуренция, что скажется в конкурентной борьбе за пациента, за удовлетворение его интересов.

В Великобритании это поняли.

Когда же эти прописные истины поймет политическое руководство в России?