И пошло-поехало...


Голикову бросили на разбор завалов, оставшихся после Михаила Зурабова, отправленного в конце концов послом на Украину. Более того, она оказалась «по ту сторону волков»: в роли защитницы отраслевых интересов перед Минфином. Тем не менее за дело взялась азартно. По ее словам, если глава Минздравсоцразвития знает аргументы, которые представит Минфин, «чтобы не дать денег», то ей лично известно, «что сказать, чтобы эти деньги дали».

И действительно, в разгар кризиса Голиковой удалось не только отстоять бюджет социалки, но и решить проблемы финансирования фармацевтического рынка. Внутри отрасли Голикову поначалу носили на руках. Внове было и то, что министр не только участвовала в совещаниях по ликвидации аварий, но и выезжала на место, едва ли не обгоняя Сергея Шойгу.

Да и инициатива била ключом. Была создана Служба крови, разработаны программа по приближению медпомощи к местам ДТП и пакет мер по онкопрофилактике. Льготников, получавших лекарства за счет бюджета, разделили на «обычных» и «тяжелых». Последних выделили в отдельную программу. Кроме того, Голикова заявила о подготовке новой реформы, предполагающей, в частности, включение в пакет обязательного медстрахования части рецептурных лекарств, голосовала за создание института защиты прав пациентов и страхование ответственности медработников, инициировала валоризацию пенсионных прав.
Война миров

Конфетно-букетный роман с медицинским сообществом оборвался примерно через два года. Стало ясно, что на дворе бушует кризис и выбиваемых из Минфина денег на всю отрасль не хватит. Первый звонок прозвенел в 2009-м: бессменный глава Академии им. Сеченова Михаил Пальцев выступил с разгромной критикой деятельности Минздравсоцразвития. По странному стечению обстоятельств вскоре в академию наведались из Генпрокуратуры, в итоге по фактам выявленных нарушений возбудили аж пять уголовных дел. И пошло-поехало. Ни одно высокое собрание медиков уже не обходилось без критики в адрес ведомства Голиковой. Говорилось и об административном волюнтаризме, и о засилье невежества, и о коррупции, и о выстраивании бизнес-схем, позволяющих богатеть на поставках лекарств и оборудования тем компаниям, что близки министерской чете...
Татьяна Алексеевна явно оказалась не в своей тарелке. Непубличность и технократизм для главы «расстрельного» ведомства — чистое самоубийство. А Голикова на посту главы Минздравсоцразвития оставалась минфиновкой: управляла денежными потоками, забыв про человеческий фактор. Потому что для любого финансиста цифры понятнее людей.
Девушка с характером

Я думаю, что любой потенциальный кандидат, поставленный руководить министерством здравоохранения, рано или поздно будет оцениваться негативно, если только публично не заявит о несогласии с проводимой политикой, спущенной сверху и не заявит об своей добровольно отставке.
Когда Голиковой Т.А. предлагали этот министерский портфель она знала, на что шла и, видимо, заручилась обещанием Премьера Путина В.В. о том, что ей дадут доработать до конца срока.
Путин В.В. обещание выполнил, что вызывает определенное уважение к нему, хотя в угоду политического популизма и мог отправить Голикову Т.А. в отставку, правда от этого действия накопившиеся проблемы в здравоохранении все равно бы не рассосались.

Новый глава Минздравсоцразвития России, а скорее всего "чистого" Минздрава, не отягощенного вопросами социальной политики (трудовые отношения, права инвалидов и др.) будет вынужден тянуть лямку по выполнению предвыборных обещаний Премьера и кто знает, м.б. в его предвыборные обещания все же создадут конкуренцию в здравоохранении?