Министр здравоохранения в прямом эфире. Часть 3. Дефицит в первичном звене 40 000 врачей

Министр здравоохранения в прямом эфире. Часть 3. Дефицит в первичном звене 40 000 врачей


А.ВЕНЕДИКТОВ: Сколько нужно ежегодно выпускать готовых врачей разных профилей вот сейчас для страны? Какая массовость профессии?

В.СКВОРЦОВА: Ну, я могу сказать, что в настоящее время мы выпускаем 36 тысяч врачей в год. Ну, примерно столько. И причем где-то 26 тысяч мы выпускаем сейчас – это бюджетные места, бесплатное обучение. И остальные несколько тысяч – это частное образование.

При этом у нас увеличилось за последние 3 года количество врачей на 17,5 тысяч.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Общее количество?

В.СКВОРЦОВА: Общее количество врачей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А сколько всего тогда врачей, если можно, ну, там, на 1 сентября, на 1 мая?

В.СКВОРЦОВА: У нас всего около 650 тысяч врачей. Но из них около 50 тысяч – это учащиеся, ординаторы, аспиранты, интерны. Без них это будет чуть меньше 600 тысяч.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, что такое 17 тысяч на 600 тысяч?

В.СКВОРЦОВА: Значит, вот, 600...

А.ВЕНЕДИКТОВ: 3 процента.

В.СКВОРЦОВА: Да, это так. Я хотела бы отметить, что у нас профицит врачей во многих стационарах.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот я про это хотел.

В.СКВОРЦОВА: Профицит. При этом дефицит в первичном звене. И вот этот дефицит составляет около 40 тысяч нехватки врачей, участковых терапевтов, участковых педиатров и амбулаторных стоматологов.

Так вот мы анализировали с коллегами, когда начал формироваться вот такой дисбаланс и дефицит врачей в первичном звене. Не в 90-е годы, а существенно раньше. В принципе, с конца 70-х годов в стране уже был заложен, как бы, матрично вот этот дефицит врачей первичного звена, и накапливание излишек врачебных в ведущих клиниках, прежде всего.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А как, кстати, с дефицитом бороться, конечно же? Потому что 40 тысяч – это много.

В.СКВОРЦОВА: Вы знаете, в советское время был единственный метод – это распределение. И многие и сейчас ратуют за распределение. Но оно, как бы, не совсем соответствует демократическим устоям общественным. Поэтому 2 года назад мы разработали вместе с Министерством образования и науки еще в бытность министром Андрея Александровича Фурсенко совместный такой новый механизм – целевой контрактный прием, который закрепляется контрактом трехсторонним между вузом, регионом и абитуриентом и его родителями, пока он несовершеннолетний, который прописывает и юридические обязательства сторон, и финансовые обязательства сторон. То есть суть тех социологических опросов, которые мы изучали, и психологических свидетельствует о том, что заставить городского ребенка сейчас после вуза приехать работать на село практически невозможно без обязательного распределения, потому что сколько бы денег вы ему ни заплатили, сама инфраструктура сельская – отсутствие привычных определенных, ну, скажем так, укладов, там, культурной части жизни, каких-то других аспектов жизни, общения и так далее – она не позволяет этим ребятам там удерживаться. Поэтому пока у нас выровняются условия, знаете, вот, социальные между селом и городом, какое-то время пройдет.

Пока же единственный эффективный механизм – отбирать талантливых ребят из сельских школ и из региональных школ, давать им определенный карт-бланш и позволять им в течение года первого обучения догонять, если есть какие-то недообразованности, так скажем, своих сверстников из городских школ. Параллельно приплачивать им дополнительную стипендию, чтобы они могли учиться в институте в отрыве от семьи. Начиная с 3-го курса, они должны проходить практику на уже образованном для них рабочем месте, которое их поджидает. И они должны вернуться, уже будучи квалифицированным врачом, на подготовленное рабочее место в ту местность, где, собственно, ребенок родился и жил, и с определенным, естественно, социальным пакетом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не Маниловщина, нет?

В.СКВОРЦОВА: Нет, это очень эффективно работает уже в ряде регионов. Вот, я могу сказать, что и Татарстан, и Чувашия, Сахалин и Сахалинская область, Ханты-Мансийск и Ханты-Мансийский автономный округ. Есть прекрасный опыт. И в некоторых регионах покупают сразу какую-то машину, соответственно, молодому специалисту, чтобы он мог объезжать свою территорию, был мобильным.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну да. Это необходимость, это не роскошь.

В.СКВОРЦОВА: Помогают с жилищем – там либо покупают, соответственно, жилье, либо какой-то дешевый кредит и так далее, и так далее. То есть вообще подходов в разных регионах много разных. Этот метод работает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вероника Игоревна, заканчивая (может быть, не заканчивая – может быть, мы вернемся) разговор с образованием, я хотел бы попытаться нарушить вашу правительственную солидарность и в этой связи (в связи с образованием) сказать. А, вот, слияние Российской Академии Медицинских наук с большой Российской академией не повредит этой схеме, этому образованию? Вы же, наверняка, смотрели свою сторону в этом проекте законопроекта.

В.СКВОРЦОВА: Дело в том, что есть какой-то аспект инфраструктурный, какую инфраструктуру с какой сливают, разливают и так далее.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это мы помним, что у большой Российской (я напомню слушателям) Академии наук есть отделение соответствующее медицинских наук. И есть отдельно РАМН.

В.СКВОРЦОВА: Вот, для меня и для отрасли абсолютно не важно, где люди работают. Вот, я хотела бы это подчеркнуть. У нас и сейчас в наш актив входят лучшие представители отделения физиологии, биомедицины Российской Академии наук во главе с академиком Григорьевым Анатолием Ивановичем. Лучшие наши специалисты из Академии Медицинских наук во главе с Иваном Ивановичем Дедовым, руководителем. А кроме того, есть огромный совершенно клан научных центров ведущих и медицинских центров самого Минздрава. Это большое количество учреждений, это наши тоже ведущие.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Есть учреждения Российской Академии наук, есть учреждения Российской Академии Медицинских наук, а есть учреждения Минздрава.

В.СКВОРЦОВА: А есть еще Федеральное медико-биологическое агентство и Роспотребнадзор. И Роспотребнадзор – это и вирусологические учреждения. Там ФМБА связано с ядерной медициной.

Так вот у нас есть вне зависимости от того, где лучшие наши люди работают, их общий, ну, если хотите, перечень, список, который ранжирован по специальностям. Причем, у нас есть персональный профиль по каждому человеку, включая его индивидуальный индекс Хирша, то есть его вклад вообще в историю медицины уже. Индивидуальный импакт-индекс и отечественный, и зарубежный. Индивидуальный, как бы, перечень тех патентов и открытий, если это речь касается былого времени.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, Вероника Игоревна, тут Александр спрашивает. Я напомню, что я смотрю, что вы там пишете мне. Он говорит «Сколько можно слушать престарелых генералов от медицины? Когда спросят тех, кто реально знает обстановку и работает на земле?» - пишет Александр. Это к вопросу о новых знаниях. Я просто, может быть, немножко резковатость Александра смягчил. Но, все-таки, вот эти люди и новые знания – это, в общем, не всегда совпадает, скажем так.

В.СКВОРЦОВА: Ну, безусловно, да. Но при этом есть удивительные генералы от отрасли, которые моложе иных совсем молодых людей с очень яркими и креативными способностями, с молодым мозгом и развивающиеся постоянно, и развивающие под собой огромный коллектив сотрудников. Все очень индивидуально. В наш этот архив собственный входят люди разного возраста. У нас есть удивительные 30-40-летние ученые, которые иногда успели поработать в Америке, в Германии, во Франции. Они вернулись и они готовы возглавлять лаборатории и научные коллективы.

Наша задача, вот, всему, что является, ну, таким, перспективным для будущего, дать возможность развития. И мы этим занимаемся.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи вопрос. Вот это как раз вопрос о будущем. Когда я говорил об обучении, я, конечно, имел в виду будущее. Но мы живем в настоящем, и те... Я не зачеркиваю то, что вы сказали, безусловно, я просто хотел бы перспективу нашим слушателям показать. Наши слушатели меня обвиняют и на вас нападают. На нас обоих. «Вы ушли от насущных вопросов по существу, - говорит он. – Надо же сейчас» и так далее. Давайте сейчас. Вот это всё будущие врачи, вот это всё будущее обучение, всё на будущее. А, вот, если мы говорим о том, что врачи хотят сейчас, и то, что нужно им дать сейчас. Вот, ныне действующие врачи от 25-летних до там работающих пенсионеров.

В.СКВОРЦОВА: Ну, безусловно, надо начать с того, что нужно создать условия, которые позволяют нормально работать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это в будущем, Вероника Игоревна.

В.СКВОРЦОВА: Это сейчас.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нам сейчас скажут «А, всё равно. Вы будете создавать условия 10 лет. К этому времени мы вымрем».

В.СКВОРЦОВА: Мы постараемся создать их достаточно быстро. Эти условия заключаются не только в уровне заработной платы. Безусловно, заработная плата чрезвычайно важна. Ну, если исходить из того, как это представлено в указе президента РФ, мы по указу должны ориентироваться на средний уровень по каждому региону. И на самом деле, этот средний уровень – он достаточно быстро растет, настолько быстро, что за первые полгода этого года мы уже достигли тех целевых показателей, которые были поставлены на конец года.

Источник: ИЩЕМ ВЫХОД...

Загрузка плеера


Текстовая версия

Получается интересная арифметика - за три года было выпущено медицинскими вузами 108 тысяч врачей, а устроилась работать по специальности семнадцать с половиной тысяч. Это примерно 16 % от общего количества выпускников.

Почему не идут работать по своей врачебной специальности?

Выводов напрашивается несколько. Первое - низкий уровень заработной платы начинающего специалиста и второе – отсутствие условий, которые компенсировали бы недостаточность заработной платы на первоначальном этапе.

Вот эти вопросы должно решать государство для привлечения кадров в здравоохранение. И выход, который предлагает Вероника Скворцова, является вполне разумным.

Имеет место профицит врачей в стационарах. Это можно объяснить тем, что условия работы в стационарах лучше, чем в амбулаторно - поликлинических учреждениях. Нет такого количества писанины, которая присутствует в поликлиниках - это заполнение направлений на медико – социальную экспертизу, оформление рецептов на лекарства и т.д. и т.п.

Поэтому человек стремится работать там, где лучше. Это естественное желание человека, а государство должно регулировать желание человека посредством создания таких условий, которые бы мотивировали врачей работать в тех условиях, которые они считают более интересными для себя в плане заработной платы, повышения квалификации, условий труда .

Для этого государству нужно прилагать усилия, чтобы изменить дефицит врачебных специальностей, который достиг сорока тысяч человек: участковые врачи, терапевты, педиатры, стоматологи, то есть те врачи, которые занимаются оказанием первичной медико - санитарной помощи, которое наиболее близко расположено к населению, а их работа характеризуется повышенной писаниной, интенсивностью общения с пациентами, выход к пациентам на врачебные участки.

И вот эти все неблагоприятные факторы в работе врачей первичного звена должны быть компенсированы достойной заработной платой и созданием условий труда, чтобы врачу было интересно работать.

Меры по уменьшению дефицита врачей в сельской местности, которые предлагаются Вероникой Скворцовой, конечно же, разумны.

Выходец из сельской местности, получив целевое направление, и отучившись, может прийти в то место, откуда он пришел учиться, но при этом ему предоставляются определенные социальные условия, достойные для осуществления его врачебной деятельности. В период учебы студента в ВУЗе он также поддерживается определенными денежными вознаграждениями и стипендиями.

Подобные программы работают в отдельных регионах Российской Федерации. Что мешает региональным властям распространить опыт отдельных Субъектов Федерации на свои регионы? Для этого нужно выделять денежные средства и проводить определенную работу по заключению трехсторонних контрактов.

Таким образом можно закрепить будущих студентов для работы в сельской территории через заключение трехстороннего контракта. Нужно создавать условия. Кончились те времена, когда в приказном порядке было распределение. Если подобные меры будут выполнены и будут создаваться условия для работы в сельской местности, то тогда из ста восьми тысяч врачей, которые выпускаются и получают дипломы, но не осуществляют свою профессиональную деятельность, работать будет гораздо больше, чем нынешние 16 %.

Остается дело за малым, чтобы данную политику региональные власти реализовывали, потому что с федерального центра компенсировать дефицит врачей на местах невозможно и нереально. Это забота региональных властей.
0
Врач
21.08.2013 13:56:26
Все взаимосвязано: врач не хочет жить и работать в деревне, куда зимой по сугробам скорая не доедет, а власти не хотят строить дороги
Ссылка 0
0
Елена Владимировна
21.08.2013 13:58:48
Прекрасный опыт направлений в ХМАО - там и дороги прекрасные, на нефтяные деньги построенные, и инфраструктура другая, чем в обычной сельской глубинке
Ссылка 0